Фургон «Ныса» и лёгкий грузовик «Жук». Польша – не заграница

11.08.2017
Nysa

Теперь уже никто и не помнит, откуда пошло выражение «Курица – не птица, Польша – не заграница». Кажется, оформилось оно в советский период. Известно, что «незаграниц» было много, и, в зависимости от ситуации, в присказке появлялись Болгария, Румыния, Венгрия или другие страны. Побратались социалистические государства после войны: тогда по инициативе СССР был создан Совет экономической взаимопомощи. Его участники заключали договоры взаимовыгодной торговли и безвозмездного обмена разработками и технологиями. В свете такого взаимодействия дружественных государств на свет появились несколько моделей автомобилей, в числе которых польские фургон «Ныса» (Nysa) и лёгкий грузовик «Жук» (Żuk).

Сделано в Польше

Автопром Польши — этакий типичный вариант промышленности соцстраны. Своих разработок здесь практически не было, в настоящий момент ситуация мало изменилась. Как правило, поляки работали с лицензионными копиями, а по истечении лицензии конструкции дорабатывались. История с «Победой»-«Варшавой» — один из примеров. Похожая ситуация с итальянским «Фиат-125», который здесь назывался «Польским «Фиатом». Да и «Победа» — не единственная советская машина, которую копировали: тот же завод в Люблине выпускал аналог нашего ГАЗ-51, автомобиль так и назывался — «Люблин». Выглядел он абсолютно как советский, только на капоте вместо «Горьковский автозавод» было выбито «FSC». Польская индустрия никогда не делала ставки на автопром, и эта промышленная отрасль здесь, по сути, появилась уже после Второй мировой войны.

Генеалогическое древо

Внешне эти автомобили не слишком похожи, однако объединяет их многое. Общая страна производства — это раз. Общее время выпуска — это два: дело было с 1950-х по 1990-е годы. Ну и, наконец, общий предок — польский автомобиль «Варшава», который, в свою очередь, является лицензионной копией советской «Победы».

«В послевоенные годы Польша приобрела чертежи «Победы», выпускавшейся в то время в СССР. На «Заводе легковых автомобилей» (Fabryka Samochodów Osobowych, FSO) с 1951 года по этим чертежам выпускалась лицензионная копия советской машины. Изначально большая часть комплектующих поставлялась из Союза, а в Польше происходила только сборка. В 1956-м «Фабрика» перешла на производство из польских деталей, хотя это была всё та же «Победа». Дальше поляки начали её дорабатывать и совершенствовать. В частности, появилось несколько типов кузовов. Если у нас «Победа» выпускалась только в кузове, как сейчас бы сказали, «фастбэк», то в Польше серийно производился и «седан» с выдающимся багажником сзади, и «универсал». Доработали и двигатель: у него заменили головку цилиндров и переделали клапанный механизм. Если у «Победы» клапаны нижние, то на польском производстве создали двигатель с клапанами верхнего расположения: этот вариант является более современным. КПД двигателя вырос, мощность увеличилась», — рассказывает администратор красноярского клуба «Авто-ретро» Илья Лопин.

На том же самом FSO и началась разработка автомобилей Nysa. Производство их стартовало в 1957 году на бывшей фабрике металлической мебели в городе Ныса. Предприятие спешно переориентировали на автопром и переименовали в «Завод развозных автомобилей» (Fabryka Samochodów Dostawczych, FSD). Почти в то же время — в 1959 году — на свет появился «Жук». Его родиной стал город Люблин и «Завод грузовых автомобилей» (Fabryka Samochodów Ciężarowych, FSC). Обе машины получили агрегаты «Варшавы».

Такая популярность лишний раз подтверждает, насколько удачной была конструкция «победовского» двигателя. Механизм этот являлся простым, надёжным, крепким и при этом имел большой потенциал по форсированию. Если изначально мотор был 52-сильный, то верхнеклапанная его вариация выдавала уже 70 «лошадей». Популярностью он пользовался и в Союзе: помимо собственно «Победы» на нём ездили ГАЗ-69, а также первые «Волги» — они имели форсированный, но по-прежнему нижнеклаппанный двигатель. Правда, у нас такой мотор был в ходу до 1970-х годов и перестал выпускаться вместе с ГАЗ-69, а поляки использовали его до самых 1990-х.

Ой, «Нюська»!

«Нысы» в Союзе прижились. Машину любили за надёжность и неприхотливость и любовно звали «Нюськой». СССР стал главным потребителем автомобилей, также активно они бегали по дорогам родной Польши, но при этом экспортировались ещё и в Венгрию, ГДР, Чехословакию, Кубу, Камбоджу, Вьетнам, Финляндию, Турцию и ряд других стран.

Изначально Nysa имела вагонную компоновку, а двигатель в первых машинах стоял «аутентичный» «победовский», нижнеклапанный. Позже она пережила несколько модификаций, менялся внешний дизайн, однако бескапотная компоновка сохранялась. С 1968 года начался выпуск серии «521» с кузовом так называемой полукапотной компоновки, увеличенной площадью лобового стекла и правой сдвижной дверью грузового отсека. Она-то и стала наиболее популярной. Также по просьбе одного из заказчиков завода разработали модификацию с поднятой на 100 мм крышей, которая пошла в серию как «Ныса 522».

Характерная внешняя особенность «Нысы» — уже упоминавшийся небольшой капотик, который вкупе с круглыми «пучеглазыми» фарами делает её мордочку очень милой. Но конструкторы, конечно, делали ставку не на изящество: за счёт полукапотной компоновки удалось выдвинуть мотор из салона, так что удобства водителю прибавилось. Двигатель помёщён под кожух. Привод сцепления в машине механический, и водители характеризуют его как «туговатый». Коробка передач трёхступенчатая. Машина маневренная, хорошо приспособлена для езды по городским улицам. Скоростной её, конечно, не назовёшь, но спокойный мотор неспешно разгонял автомобиль до 100 км/ч.

«Ныса-521» использовалась как микроавтобус и грузопассажирский фургон и востребована была во многих сферах. Это и экскурсионные автомобили для небольших групп (машина вмещает 10 пассажиров), и дежурные, и штабные, и пожарные, и даже передвижные лаборатории. Всего было произведено 380 575 таких автомобилей, а пик их популярности пришёлся на 1970-е годы.

Я не муха, не паук…

Рассказывают, что забавное название «Жук» автомобиль получил благодаря фантазии одного из конструкторов. Бока у машины гофрированные, и один из первых опытных образцов был покрашен по рёбрам — в светлые и тёмные полоски. Вот конструктору и пришло в голову, что автомобиль напоминает колорадского жука. Название приклеилось, тем более удобно, что по-польски и по-русски (а СССР изначально воспринимался как ключевой потребитель) слово звучит одинаково. Во всяком случае, такова официальная версия.

«Жук» — это малотоннажный фургон. Изначально его форма немного отличалась — облицовка имела более округлые очертания, однако в целом конструкция автомобиля с годами практически не менялась. Машина имела достаточное количество модификаций: здесь и пикап, и грузовой, и грузопассажирский автомобиль, и цельнометаллический фургон. В СССР поставлялись все эти варианты, однако особенно популярными были фургон и бортовой грузовик — он имел металлическую кабину и деревянный кузов. Машины развозили различные грузы, в том числе и продукты, работали в службе быта — например, в роли передвижных приёмных пунктов химчисток.

Конструкция «Жука» довольно проста: к раме крепился угловатый кузов, который собирался из плоских панелей, усиленных проштамповками. Даже стёкла у автомобиля плоские, в том числе и ветровое, хотя имеются боковые вставки, которые делают его почти панорамным. Двигатель всё тот же «Варшавовский», «кушает» он около 13 л на 100 км пути. Интересно, что доступ к двигателю только из салона, а передний капот нужен только для обслуживания системы охлаждения.

Коробка передач у «Жука» несинхронизированная, переключается только с двойным выжимом, что 1980-90-х являлось откровенным архаизмом.

Место водителя примерно как у «РАФика» или «УАЗика», то есть спартанское. Кроме того, машина достаточно тряская — по сравнению с тем же РАФом. Бросается в глаза не слишком эстетичная панель приборов: ряд элементов остались ещё со времён «Победы», например, указатели температуры охлаждающей жидкости, уровня топлива. Проектировались они под совершенно иной дизайн, и, заключённые в утилитарный пластик, смотрятся несколько неорганично.

Но советские водители вопросами эстетики задавались не в первую очередь. Важнее было, что бежит машина неплохо, мотор тяговитый за счёт большого рабочего объёма. Кстати, и выпущено «Жуков» было больше, чем родственных «Ныс» — около 600 000 штук. О причинах можно только догадываться: то ли конструкция «Жука» была проще, то ли грузовики оказались более востребованными, чем микроавтобусы.

Уже история

И «Нысы», и «Жуки» бегали по дорогам Союза и «дружественных» стран очень активно. Их можно увидеть и сегодня: потрепанные, переоборудованные, но на ходу. Водители эти машины любили, потому как те были крепкими и довольно простыми в эксплуатации. Однако в 1990-х годах история обоих автомобилей закончилась — к слову о сходствах между ними.

«После Перестройки рынок бывшего СССР оказался закрыт для польских автомобилей: во-первых появилась «ГАЗель», а во-вторых зарубежные поставки в принципе стали невыгодными. Потребность в машинах стала снижаться, стремительно падали и объёмы производства. Если в 1987-м было выпущено 12 000 «Ныс», то уже в 1993 — только 1 800. И завод в Люблине, и завод в Нысе постигла участь большинства автомобильных производств Союза и соцстран: в Перестройку они чахли, пока производство на них не прекратилось вовсе. Так произошло и с РАФом, и с ЕрАЗом», — комментирует Илья Лопин.

Так под обломками Советского Союза погибли ещё и зарубежные производства. Выпуск «Жуков» на FSC прекратился в 1993-м. Была предпринята попытка перенести производство в Орловскую область России, но дальше сотни экземпляров дело не двинулось. На FSC вроде бы решили выпускать КамАЗы, но идея не выгорела. 6 лет FSC стоял заброшенным, пока его мощности не начали использоваться для сборки «Рено». Продолжалось это до 2007 года, после чего завод и вовсе прекратил своё существование. История FSD очень похожа: 3 февраля 1994 года с конвейера сошла последняя Nysa, а в 1996 году предприятие купила южнокорейская компания Daewoo.

Ретроавтомобиль

Сегодня «Ныс» и «Жуков» осталось совсем немного, особенно учитывая, что производство их было прекращено не так давно. Сама модель, конечно, старая, но многие автомобили, произведённые в 1990-х, сегодня никак нельзя назвать музейной редкостью. Дело в том, что в Союзе грузовые машины не отдавались в частные руки, а значит сохранять их было некому: по истечении срока службы ведомственные авто отправлялись в металлолом. Да, в 1990-х их уже выкупали, вот только к тому времени поставки были не такими активными. Кроме того, тогда начались проблемы с запчастями.

«До поры до времени с запчастями на «Жук» и «Нысу» никаких сложностей не возникало: машины популярные, да и агрегаты аналогичные в Союзе производились. Но где было взять комплектующие в 1990-х? И ГАЗ-69, и «Победу» с производства давно сняли — 20 и 40 лет назад. К тому же двигатель в польских машинах всё-таки не тот же самый, и довольно много использовалось своеобразных элементов. Например, топливная система и электрооборудование были чехословацкого производства», — рассказывает Илья Лопин.

Так что «поляков», тем более аутентичных, сегодня ещё поискать, и представленные в коллекции «Авто-ретро» автомобили — это, безусловно, диковинка.

«Жука» мы реставрировали в 2014 году. Автомобиль приобрели на ходу, но кузов нам достался, так скажем, потёртым. По большому счёту, именно кузов и восстанавливали. Что касается двигателя, провели ревизию, работает он нормально.
«Нысу» делали в 2015-м, и с ней всё было намного сложнее. Ни одной машины в хорошем состоянии к нам не попало, поэтому пришлось использовать раму от одного автомобиля, кузов — от другого. Получилась такая «сборная СССР». Были проблемы с карбюратором — не хотел он у нас работать, как положено. Найти такой — проблема, а использовать советский не хотелось, нужен был именно родной. Приходилось из нескольких имеющихся собирать, настраивать, отлаживать. К тому же у «Нысы» формы сложные — округлые. Так что «кузовщины» было много: где металл помятый, приходилось выстукивать, чтобы килограммами шпатлёвку не накладывать. В машине заново изготовили отделку салона, обшивку боковин, потолка, резиновый ковёр пола, перешили кожзамовые накладки на панель приборов и капот мотоотсека. Но зато удалось сохранить сиденья с родной обивкой — там ткань польского производства, очень узнаваемая. А ещё мы нашли оригинальные ободки фар, а эта деталь сразу бросается в глаза. На польских машинах — начиная с «Варшавы» — устанавливались необычные ободки фар, не такие, как на «Победе». И вот два новых блестящих хромированных ободка теперь стоят на нашей «Нысе», — вспоминает руководитель клуба «Авто-ретро» Александр Кнапнугель.

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.