Нас в набитых ЛиАЗах болтает

За свою небывалую для 1970-х годов вместимость автобус ЛиАЗ-677 получил обидное прозвище «Скотовоз». Ещё его называли «Лупоглазым» и «Божьей коровкой» — за круглую оптику. А ещё — «Луноходом». Это, видимо, за необычайную плавность хода. Или потому что дело было в космическую эру и всё тогда само собой становилось звёздно-спутниково-планетарным.

В 1960-м только что созданный автобусный завод в Ликино-Дулёво начал разработку городского автобуса новой конструкции, который должен был сменить на улицах страны старенькие ЗИЛ-158 (подробнее об этом автобусе вы можете прочитать в №4 за 2015 год). 158-й, конечно, совершенно не вписывался в эпоху: корнями автобус уходил к довоенным американским образцам, а на дворе уже наступила новая космическая эра.

Служебный автобус Красноярского алюминиевого завода

Но с наскоку заменить «ветеранов» не получилось. В 1962-63 годах появились первые образцы новых ЛиАЗов, в 1965-м перешли на опытные партии, которые проходили испытания, в 1967-м стартовало мелкосерийное производство — в общем, дело двигалось небыстро.

«Производство шло по обходным технологиям, потому что конструкция автобуса была новой, необходимо было осваивать выпуск агрегатов, которых раньше на наших заводах не делали. Поэтому на главный конвейер автобус встал только 1970-м году», — объясняет администратор музея «Авто-ретро» Илья Лопин.

Получается, десять лет спустя. Именно тогда, в 1970-м, и прекратился выпуск 158-х. Постепенно новые машины всё же отправили старичков на заслуженную пенсию. И завод ЛиАЗ хоть и долго запрягал, но зато работу выполнил на совесть — машина получилась очень удачной. Выпустили их почти 200 000 штук, причём производили ЛиАЗы на головном предприятии вплоть до 1994 года. А на небольших заводах 677-е собирали аж до 2002-го.

Ходили они, понятное дело, ещё дольше — где-то последние из могикан даже всё ещё на ходу. В общем, автобус-долгожитель.

Первый в Союзе

Новый автобус получился совершенно непохожим на своего предшественника.

«Автобус был оснащён двухступенчатой автоматической коробкой передач ЛАЗ-НАМИ-035: первая передача — пониженная, а вторая — прямая. Передачи переключались через фрикционы. Двух передач вполне хватало, потому как работал гидротрансформатор, который усиливал крутящий момент. На второй передаче автобус спокойно набирал 60 км/ч», — рассказывает Илья Лопин.

Вот так на свет появился первый советский автобус с коробкой-автоматом. К сожалению, он же стал последним, сегодня наш автопром работает с импортными агрегатами. А что касается скорости, то не стоит думать, что это «всего 60 км/ч». Куда торопиться автобусу в 1970-х? Движение размеренное, пробок нет, так к чему превышать разрешённое значение. К тому же, при разгоне «Луноход» технически мог набирать и 90 км/ч.

Последний красноярский 677-й работал на телевидении в составе передвижной станции «Магнолия»

Двигатель здесь опять же новый для автобусов — ЗИЛ-375, V-образный, 8-цилиндровый. Такой ставили на военные «Уралы» и представлял он собой форсированную версию ЗИЛ-130 с увеличенным на 1 л рабочим объёмом: 7 л против 6. Разница «Ураловской» и автобусной модификаций мотора была в применяемом топливе: «Урал» требовал бензина АИ-93, а автобус был рассчитан на более дешёвый А-76.

А ещё автобус оснастили пневмобаллонной подвеской — опять же впервые в Союзе. На ранних версиях в качестве упругих элементов были только резиновые пневмобаллоны, наполненные воздухом. В более поздних модификациях это была уже комбинированная подвеска: баллон плюс рессоры.

Из обычного — вагонная компоновка, ставшая уже типичной к тому времени. Кузов — полунесущий: огромная рама, интегрированная в «скелет», обтянутый железом.

Новым для советской пассажирской машины был задний мост венгерской фирмы RABA — тогда такие ставили на многие автобусы стран соцлагеря. Агрегат отличался наличием бортовых редукторов. То есть, помимо главной передачи, по одному редуктору есть в каждом из ведущих задних колёс. Сделано это, чтобы разгрузить полуоси — крутятся они быстрее, а нагрузка на них меньше.

Сама станция располагалась в советско-финской машине Камаз-Ajokki

«ЛиАЗы выпускали долго, за этот период было несколько модернизаций, но едва ли их можно назвать существенными. По некоторым признакам можно отличить ранние автобусы от поздних.

У первых машин задние фонари круглые, равно как и передние подфарники — указатели поворотов. Потом подфарники стали квадратными — по евростандарту, а задние ещё какое-то время оставались круглыми. В 1980-х их заменили угловатыми, собранными в блок, унифицированными. В общем, потихоньку уходили от плавных линий 1960-х к квадратам 1980-90-х.

К тому же, у ранних автобусов над пассажирскими дверями были стёкла с надписями «Вход» и «Выход». Потом стёкла убрали, оставили только имитирующее окно металлическую панель. На поздних остались только подштамповки», — отмечает Илья Лопин.

Это, впрочем, тонкости для коллекционеров. Обычно же бывшие пассажиры ЛиАЗа говорят, что автобусы эти неизменными ходили десятилетиями. А ещё, что это автобусы детства и юности.

За стеклом

Есть ли среди наших читателей повзрослевшие мальчишки 1980-90-х?

Наверняка есть. Тогда позвольте угадать ваше любимое место в ЛиАЗе. Двойное сиденье за водителем справа — между кабиной и передней пассажирской дверью, оно стоит вдоль кузова. Отсюда можно заглядывать в кабину водителя, а заодно и на дорогу смотреть.

Если, конечно, повезёт занять «козырное место» в обход не понимающей своего счастья старушки: это сиденье ещё и самое тёплое, поскольку расположено прямо за двигателем. Так что стремятся сюда не только школьники.

В таком виде автобус приехал в Красноярск из Ачинска

А там, за стеклом, в общем-то, очень современная водительская кабина. Удобная большая дверь, под ней — ступенька. Сиденье — комфортное, регулируемое. Окна — большие, панорамные. Руль с гидроусилителем — таким же, как на «Урале». Слева от руля — рычаг открывания дверей. Он фиксируется в одном из четырёх положений, каждое из которых — комбинация открытых и закрытых входов-выходов. Под рулём — рукоятка автоматической гидротрансмиссии.

Панель приборов — продуманная: это уже не разрозненные лампочки и стрелки, а скомпонованный блок. Тут два круга. Один — большой спидометр. Второй в центре содержит манометр, а по периметру у него указатель температуры воды, давления масла, заряда аккумулятора и уровня топлива. Дальше справа — клавиши в два ряда: свет в салоне, отопление и всевозможные подсветки.

Ещё дальше по правую сторону — большой капот, сверху — плоская площадка. За уплотнителями следить обязательно: зимой, конечно, печка, зато летом — баня.

В целом, водители за баранку ЛиАЗа садились с удовольствием, оценивая достижения автопрогресса.

О ЛиАЗах с теплотой

Да и вообще, ЛиАЗы в Союзе любили и водители, и пассажиры. «Скотовозами» дразнили, а всё-таки любили.

Прозвище, конечно, не просто так. Автобус по меркам того времени огромный — 10,5 м. Сидячих мест — 28, номинальная вместимость — 80, а максимальная — 110. Обогнать ЛиАЗы сумели только «Икарусы» «с гармошкой». Но по утрам жители Страны Советов очень хотели попасть на работу, так что набивалось в «Лупоглазый» и все 160, а то и 180. В основном, на накопительную площадку в хвосте — она опять-таки появилась в автобусах впервые. У ЗИЛ-158 ведь просто стояли сидения в два ряда, между ними — проход, так что помещалось всего человек 60. Помните, как в «Служебном романе» Новосельцев едет с окраины Москвы в Статистическое учреждение в переполненном автобусе. Так вот, это и есть «Скотовоз». Так что героев «болтает» не совсем в «набитых трамваях». Да и вообще: на киноплёнках ЛиАЗов предостаточно: всё-таки неизменный атрибут городского пейзажа 1970-80-х.

«ЛиАЗы в Союзе уважали за то, что они были очень тёплыми. Через радиатор двигателя проходил воздух, он нагревался и подавался для обогрева салона. Это, конечно, зимой. А летом можно люки и форточки открыть — они есть в каждом окне, так что вентиляция хорошая. А ещё «Луноход» ехал плавно, без рывков — спасибо гидротрансмиссии. Пассажиры едут с комфортом, а водителю не приходится постоянно выжимать сцепление и переключать передачи», — говорит Илья Лопин.

«Икарусы», которые составляли основную «конкуренцию» ЛиАЗам, кстати, такой особенностью не отличались: когда автобус трогался с остановки, запросто можно было улететь.

А ведь ещё у ЛиАЗов были новые для наших автобусов двери! Наконец-то можно было зайти в транспорт и не запачкаться. У ЗИЛ ведь как? Дверь открывается наружу. А тут они тоже ширмовые, но складываются вовнутрь, то есть к входящим обращены чистой стороной — красота! К тому же, двери широкие, так что свободно могут разойтись два человека.

«Интересный момент. Все советские автобусы должны были иметь возможность переоборудования в санитарный транспорт. Для этого демонтировали пассажирский салон, ставили носилки — как правило, в три яруса. И для того, чтобы больных на них заносить и выносить, необходим был люк. Например, у ЗИЛ-158 таковой сзади, точно так же в КАвЗ и ПАЗ. У ЛАЗов сзади люк не сделать — там двигатель находится, так у этих автобусов открывается правая половина передка — прямо с фарой. Так вот, ЛиАЗу никакой дополнительный люк не требовался: ширина дверей вполне позволяла зайти и развернуться с носилками. И как санитарные эти автобусы активно использовали», — уточняет Илья Лопин.

Вообще, модификаций ЛиАЗов было предостаточно. Например, ЛиАЗ-677Б — это пригородный автобус. Метаморфоза несложная: проход делаем уже, вместо ряда одинарных сидений — второй ряд двойных, вместо накопительной площадки — тоже сиденья.

Поскольку это обычные диванчики — не кресла повышенной комфортности, это именно пригородный, а не междугородный автобус.

А один из последних ЛиАЗ-677М в Красноярске работал в качестве вспомогательной машины к передвижной телевизионной станции «Магнолия». В нём возили передатчики, антенны, кабельное хозяйство. Причём проработала эта парочка долго: ещё в 2010-х она ещё колесила по городу, передавая в прямой эфир важные события.

Автобус в детство

А вообще в Красноярске такие автобусы выходили на маршруты до 2006-го.

В других городах они ушли примерно тогда же. Да, есть в России ещё несколько резерваций, где можно увидеть ЛиАЗы в естественной среде обитания. В Зеленогорске Красноярского края, например, ещё бегает с десяток этих машин. Но всё чаще такая техника сегодня живёт в музеях.

Как-то в один момент ЛиАЗы взяли и исчезли с центральных улиц мегаполисов. А потом и с окраин, и из небольших городов. Те же «Икарусы» продержались всё-таки дольше. Любопытно, что сначала было цветовое притеснение. Изначально у ЛиАЗов был собственный колорит. Как правило, автобус красили в белый и наносили одну или две полосы вдоль кузова — бордовые, зелёные или синие. А с 1979-го всех подряд начали красить в охру — «ПАЗикам», вон, тоже досталось.

А всё потому, что в это время в Союз поступила большая партия «Икарусов», их фирменным цветом был рыжий, вот и решили «наверху», что закупать в транспортные предприятия бочки с разной краской — нерентабельно. Такая вот дискриминация.

«Можно и сегодня найти ЛиАЗы в эксплуатации — если постараться. Но их очень мало. Хотя машина эта очень удачной конструкции, надёжная, ремонтопригодная. При должном капремонте могли бы и ходить. Но вот коммерчески эти автобусы непривлекательны. У них ведь бензиновый мотор, автоматическая трансмиссия с гидротрансформаторам, а такое решение приводит к большому расходу топлива. Передачи-то всего две, мотор подолгу работает в неоптимальном режиме, так что расход у него только паспортный 35 л. А реально ЛиАЗы ели 50 л, а то и больше», — поясняет Илья Лопин.

На дорогах, может, и не встретишь, а в музее «Авто-ретро» один экземпляр сохранили — в оригинальном виде. Распахиваются двери гармошкой, поднимаемся по ступеням — в передней части автобус высокопольный, а ближе к накопительной площадке салон превращался в низкопольный. И попадаем в детство.

Сначала автобус, потом музей

«Наш экземпляр мы привезли из Ачинска в 2013 году. До этого времени он работал на линии, потом его сняли с эксплуатации. Хотя машина вполне себе на ходу: мы его забрали в рабочем состоянии, хотя и очень потрёпанным. Внешний вид был, так скажем, непрезентабельный: была и ржавчина, и краска во многих местах облупилась, салон был сильно изношен. Мы его освежили: покрасили, обивку в салоне поменяли, в общем, привели в должный вид. Реставрация ему не требовалась, автобус был полностью комплектный. У нас он прошёл, так скажем, парковый ремонт.

Этот автобус у нас стал одним из первых экспонатов будущего музея: коллекция тогда ещё только-только формировалась. И он же ездил на первую для нашего клуба выставку – она была посвящена 50-летию автотранспортного факультета СФУ», — вспоминает руководитель музея «Авто-ретро» Александр Кнапнугель.

Сейчас, пять лет спустя, ретролюбители намерены ещё раз освежить машину: как старожилу музея ему уже положен второй косметический ремонт.

Автобус с бутылками

Рассказываешь людям про ЛиАЗ-677, и обязательно слышится: «А, это который с бутылками?».

Была у «Луноходов» такая забавная черта, связанная с особенностями трансмиссии. Коробка передач у автобуса не сблокирована с двигателем, а стоит отдельно от него. Между двигателем и коробкой — карданный вал, в шарнирах которого возникали со временем люфты. И когда кардан крутится без нагрузки (когда автобус стоит) механизм издаёт характерный шум. В народе говорили: бутылки звенят. И когда автобус подъезжал к остановке, этот звон всегда слышался. Даже сейчас в интернете встречаются карикатуры: стоит ЛиАЗ с открытым капотом, а оттуда высыпаются бутылки.

Фото: Сергей Андреев, Александр Кротов, Алексей Карелин
Текст: Анна Кучумова

Статья опубликована в журнале Грейдер №4 2019

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.