«Ростсельмаш»: пир во время чумы?

Руководители некоторых российских производителей очень любят рассказывать властям, что они социально ответственные, импортозамещающие и вообще очень хорошие. Только им требуется поддержка. Мол, заказов мало, покупать технику не хотят. Дайте финансирование, и мы уж развернёмся по полной. 

И действительно, пока бюджет выделяет огромные суммы в качестве субсидий, предприятия бодро рапортуют об очередной модели. Вот, смотрите, мы следуем программе импортозамещения. И ничего, что в этой технике множество иностранных компонентов. Собрали же её на российском заводе. И, следите за руками, презентуя этот набор из отечественного металла и импортной электроники, просят ещё денег. 

Нет, конечно, модель может быть очень даже эффективной и отвечающей всем современным требованиям. Только стоимость оказывается дороже, чем на иностранные аналоги. В лучшем случае, на том же уровне. И немалую роль играет вопрос качества сборки. Поэтому импорт техники не ослабевает. 

Для наглядности: возьмём комбайны. В России одним из крупнейших игроков рынка по их выпуску считают «Ростсельмаш». Пока с 2013 года бюджет субсидировал производство — работа шла. Как только в прошлом году в правительстве остановили «программу 1432» у предприятия сразу возникло множество проблем. И стоимость продукции почему-то выросла (привет, импортозамещение), и заказов не стало, и сотрудникам зарплату платить нечем. 

Константин Бабкин
Фото: facebook.com/babkin.k

Что делает миллионер Константин Бабкин, являющийся бенефициаром предприятия? Он отправляет людей в отпуск и останавливает производство с 1 августа. И это при том, что в июне в опубликованном отчёте говорится, что за 2018 год продажа продукции выросла на 62%, экспорт увеличился на 44%, чистая прибыль составила 4,751 млрд рублей. Из них почти 337 миллионов рублей миллионер направил в качестве дивидендов себе и в адрес двух своих друзей, с которыми он, как пишут наши коллеги, в 2000-х фактически захватил контроль над предприятием и развалил отраслевой союз производителей сельхозтехники. 

А тем временем, только за 1 квартал 2019 года импорт зерноуборочных комбайнов оценили в 13,1 миллионов долларов. То есть, потребность в технике была. И её покупали. Почему не у «Ростсельмаша»? Хороший вопрос, пишите свои варианты в комментариях. 

В этом году Константин Бабкин пошёл ещё дальше. Дивиденды по итогам 2019 года он распределил между собой и двумя товарищами уже в размере 2,7 млрд рублей. Что вызвало удивление даже у депутатов Государственной Думы. Как вчера написала в своём telegram-канале советник спикера Белого Дома Анастасия Кашеварова, её начальник Вячеслав Володин отметил, что в прошлом году бюджет выделил заводу 6 миллиардов рублей субсидий и попросил комитет по противодействию коррупции разобраться в ситуации.

Примечательно, что сам миллионер Бабкин быстро отреагировал на сообщение в своём блоге, написав, что не только «Ростсельмаш» получает субсидии. Мол, государство помогает ещё 64 производителям сельхозтехники.  

Это, конечно, похвально. Только вот почему-то никто из глав этих 64 предприятий не выписывает себе такие суммы от владения акциями, да, Константин Анатольевич?

Текст: Артём Щетников

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.