Как учить дорожников?

«Кадры стареют. Это серьёзная проблема. Средний возраст предприятий дорожной отрасли Красноярского края приближается к 50 годам, хотя в последние годы эта планка немного сдвинулась.

Молодёжь помаленьку в отрасль начала идти», — сообщил на конференции «Национальный вектор развития — автомобильные дороги» (подробно о ней мы писали здесь) председатель Ассоциации «Дорожники Красноярья» Наиль Минахметов. Но проблемы с подготовкой кадров никуда не делись.

Стареем

Дорожников в регионе готовят в Сибирском федеральном университете и в Емельяновском дорожно-строительном техникуме. В последнем даже проходят курсы повышения квалификации уже опытные специалисты. Несколько лет назад там появился корпоративный класс и, как говорят эксперты, работает он эффективно.

«Детишки сами изъявили желание там учиться, никто их палкой не загонял. Они в другой обстановке изучают профессию, в другой атмосфере, погружаясь в практику, а не в теорию.

Мы помогаем, как можем. Хотелось бы, конечно, больше. Здесь и вопросы к Министерству образования и к законодательной базе», — заявил Наиль Минахметов.

Председатель Ассоциации «Дорожники Красноярья» Наиль Минахметов

«Вместо того, чтобы растить нацию здоровую, грамотную и ответственную, мы обложили молодёжь непонятными законодательными инициативами. Ещё видел сюжет по телевизору, который показывает двойные стандарты. Есть фонд, который выделяет деньги на новые разработки. И вот молодые люди сделали трактор, который без человека ездит. А как же решать проблему с кадрами? Они в кабинетах будут сидеть и техникой управлять?».

По его словам, специалисты не идут в отрасль по многим причинам, но одна из главных — несовершенство законодательства. После окончания техникума, выпускников призывают служить в армию.

Никакой отсрочки им не дают. А в период обучения их не получается трудоустроить из-за формально тяжёлых условий труда.

С обучением дорожников в СФУ ситуация немного лучше: Министерство транспорта выделяет квоты, и многие выпускники идут в филиалы предприятий в районах края.

Но, к сожалению, в отличие от тех же молодых специалистов в медицине или сельском хозяйстве, которых государство обеспечивает жильём, подъёмными финансами для того, чтобы те осели в райцентрах и деревнях, дорожники таких условий лишены.

«Я лично считаю, что содержание, обслуживание и ремонт дорог — национальная безопасность. В прямом и переносном смысле. Недаром у нас у всех формы допуска есть мобилизационные.

А вот условий для того, чтобы молодому специалисту государство выделило субсидирование на тот же миллион нет. Предприятия сегодня из-за нормативов по расценкам не в состоянии изыскать средства, чтобы попытаться удержать на работе молодёжь», — посетовал г-н Минахметов.

В других регионах Сибири вопрос с кадрами решают созданием профильных учебных классов в вузах и учебных центров. Но и там существует серьёзная проблема с качеством обучения.

«Нет специалистов, которые бы обучали. Тех же ветеранов отрасли. Если с железнодорожниками и проектировщиками ситуация более или менее, то с производственниками всё печально.

Мы с руководством учебных заведений этот вопрос пытались прорабатывать, чтобы преподавателей-практиков привлекать. Но, к сожалению, не получается, в том числе и из-за зарплаты», — поделился первый зам. начальника «Территориального управления автодорог Новосибирской области» Константин Громенко.

Те же новосибирцы на периферии пока спасаются преемственностью поколений. Дети идут по стопам родителей из отрасли, которые их и обучают. Сейчас таковых новых специалистов насчитывается 35% от всех дорожников области.

В Томской области дорожников готовят два вуза. Ежегодно около сотни бакалавров и магистров покидают стены Альма-матер. И, как говорят, представители учебных заведений, действительно, случайных людей на обучении нет, все идут в отрасль за родителями.

В Хакасии специалисты в области строительства и содержания дорог стали активно менять профессии. По словам заместителя директора ГКУ «Управление автодорог республики Хакасия» Олега Малышкина, они уходят в угольную отрасль из-за уровня доходов.

В качестве дорожников люди получали по 25 000 рублей, а как угольщики — уже от 50 000 рублей. Но всё же династии сохраняются и в этом регионе. Хотя средний возраст работников дорожного хозяйства составляет 50 лет.

Такими темпами, высказывают опасения чиновники, поставленные федерацией и президентом планы по обеспечению страны безопасными и качественными дорогами некому будет исполнять.

Где же молодая кровь?

К слову, многие обучившиеся в вузах по специальности, на малую родину не торопятся. Предпочитают оставаться в крупных городах. Причём не всегда по профессии.

Этому способствует нынешняя система подбора кадров. Многие работодатели попросту не учитывают диплом, а смотрят на навыки соискателя. И будущие выпускники, видимо, знают об этом.

Заместитель руководителя КГКУ «Управление автодорог по Красноярскому краю» Виктор Сабинин

«У студентов теряется интерес к профессии, на которую они учатся. Я преподаю в вузе и вижу только 20% от потока с горящими глазами. Остальных или засунули, или они на нефтегаз не попали.

И там слабая посещаемость, низкие результаты по итоговым экзаменам. Как возродить интерес к профессии у студентов?», — обвёл взглядом собравшихся заместитель руководителя КГКУ «Управление автодорог по Красноярскому краю» Виктор Сабинин.

В зале послышались фразы о приёме студентов на практику, но спикер прервал рассуждения констатацией факта, что 40% таких работ — формальность. Мол, студентам печати просто так ставят.

И тут из зала неожиданно раздался голос представителя министерства образования Красноярского края. Она обвинила подрядчиков в том, что когда на практику приходят студенты, то им говорят не лезть, так как техника дорогостоящая. И в завершении вообще обвинила дорожников в незаинтересованности в молодых специалистах.

«Мы гарантируем, что обучим кадры под те нужды, которые укажет работодатель. Но необходима гарантия рабочего места по окончанию обучения и материальная поддержка.

Это может быть стипендия, субсидия на оплату проезда к местам обучения и практики, либо оплата дополнительных компенсаций, не предусмотренных образовательными стандартами», — заявила представитель министерства образования Красноярского края.

И тут дорожники взвились. Мол, это они финансируют специализированные классы в профильных учебных заведениях, они организуют конкурс мастерства WorldSkills, они предоставляют технику для практического обучения.

А уж никак не чиновники от образования. Хотя подрядным организациям денег из бюджета выделяют меньше положенного для ремонта дорог.

«Да, у нас налажены производственные связи с Ассоциацией «Дорожники Красноярья» и с подрядными организациями. Они помогали, помогают и, надеюсь, будут продолжать помогать. Но материально-техническая база в техникуме завтра уже не будет соответствовать.

Нет притока новой техники. Да, в WorldSkills Россия участвует уже 5 лет, трижды наш техникум участвовал в национальном чемпионате и всё время мы были победителями. Но поймите правильно, когда сегодня мы приезжаем в Санкт-Петербург или в Москву, то там техника, которой у нас нет.

А завтра придёт новый студент, глаза горят, но учить мы его будет на экскаваторе 1990 года выпуска?», — посмотрел на собравшихся директор Емельяновского дорожно-строительного техникума Владимир Калачёв.

По его мнению, этот вопрос должны решать сообща не только сами дорожники, но и министерства — образования и транспорта.

Министр транспорта Красноярского края Константин Димитров

«Мы готовы с вами работать, но руководить этим процессом должно министерство образования. А мы будем помогать как отраслевики.

Не надо перекладывать на наши плечи то, за что мы не отвечаем. Были бы плечи широкие и карманы полные — другой вопрос», — парировал министр транспорта Красноярского края Константин Димитров.

Как учить?

Отметим, что во многих регионах учебные заведения заключают партнёрство с дорожно-строительными организациями. Те предоставляют вузам или техникумам компьютерные симуляторы работы на спецтехнике, а взамен получают обученных выпускников.

Что, кстати, намного ближе к сути действующего федерального государственного образовательного стандарта третьего поколения. Он более нацелен на компетенции — то есть, на способность применять знания и умения в определённой области.

И, на минуточку, согласно этому стандарту, работодатель является заказчиком образовательной программы и полноценным её участником.

Заместитель директора по учебной работе ИСИ Сибирского федерального университета Ольга Дубровская

«Образовательное учреждение, в свою очередь, разрабатывает учебную программу, определяет траекторию освоения её студентом.

Если прежний стандарт жёстко диктовал базовый уровень часов по математике, физике, философии, иностранным языкам и т. д., то новый стандарт говорит, что работодатель вместе с учебным заведением формируют структура учебного плана.

Понятно, что универсальные компетенции мы убирать не будем, тем не менее, студент, перейдя на индивидуальный план, может сформировать себе дисциплины, необходимые для конкретного выполнения трудовой функции», — пояснила заместитель директора по учебной работе ИСИ СФУ Ольга Дубровская.

То есть, студент может выбрать, к примеру, только обучение проектированию автодороги и исключить изучение её эксплуатации. И он будет глубоко вникать в то, что необходимо для проектной работы.

«Но есть проблема. В пункте «Транспорт» нет ни одного утверждённого профессионального стандарта. Более того, ни одна организация во всей России по дорожному строительству не вошла в советы профессиональных квалификаций и не предложила разработку ни одного профстандарта.

И у меня вопрос: а как вы собрались работать, не говоря уж о том, чтобы получить кадры?», — усмехнулась г-жа Дубровская.

Фото: inter-rf.ru

Дорожники и отраслевые чиновники переглянулись. Но им ещё не дали опомниться.

«Как оценивать подготовку студента? Стандарт нового поколения подразумевает разработку индикаторов на каждом этапе освоения. И тут большую роль играет практика.

Оценивает полученные навыки и квалификацию работодатель. И тут просто печать о пройдённой практике — не дело. Нам нужно разработать оценку квалификации», — продолжила представитель СФУ.

По её словам, отток выпускников-дорожников из регионов связан с получением компетентной квалификации по разработанной программе центра компетенций. Последний сформировали два московских вуза — МАДИ и МГСУ.

Подтверждая свои компетенции через интернет и сдав экзамены, выпускники получают 6-ю квалификацию. А это прямой путь к управляющей должности даже без опыта работы. Вот новоявленные специалисты и уезжают на работу в Казань и Москву.

Стандарты и практики

Тем временем в зале пришли в себя и осторожно принялись уточнять свои дальнейшие действия для разработки профстандарта. Как выяснилось, при плотной работе на это уйдёт минимум год. В это время вуз будет готовить студентов по общим профстандартам, но не заточенного под потребности отрасли.

Директор Емельяновского дорожно-строительного техникума Владимир Калачёв

«У нас нехватка педагогических кадров. Если учителя математики, физики, химии и т. д. у нас есть, то со специалистами-дорожниками напряжение сумасшедшее. Нет мастеров, нет преподавателей. Я уже обращался в офисы подрядных организаций, где люди уходят на пенсию, но возраст ещё позволяет читать лекции. Но пока тишина. Хотя заработная плата в техникуме от 25 000 до 40 000 рублей в зависимости от педагогической нагрузки. Для сельской местности это хорошая зарплата».

Статья опубликована в журнале Грейдер №3 2019

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Обсуждение закрыто.