БВСМ-80: гусеницами ГАЗик не испортишь

Инженерная мысль — штука порой странная, а порой предельно понятная. Колёса едут мягко, но не везде, гусеницы — почти везде, но не так мягко. Давайте совместим? Почему и нет!

БВСМ-80 — это плод союза ГАЗ-52 и трактора ДТ-75. Сама по себе аббревиатура переводится как «Быстроходная вездеходная санитарная машина образца 1980 года». Как вам? Просто танец прилагательных и слова «машина». Создал БВСМ-80 инженер-конструктор Рем Николаевич Уланов, помимо прямой работы он был ещё и автомоделистом, к слову.

БВСМ-80: гусеницами ГАЗик не испортишь

Он хотел сделать машину, которая и асфальт бы не портила, и на разного толка преграды и завалы смотрела свысока с презрительным «фи». Так как делать предстояло конкретно военно-санитарный транспорт, за поддержкой конструктор обратился к заместителю минздрава РСФСР Н. И. Сидорову.

Денег у врачей было предсказуемо меньше, чем у военных, которых, увы и ах, задумка совершенно не впечатлила. Исходя из имеющихся активов, Уланову нужно было воплотить свою задумку, хоть и не в оригинальном виде, из узлов «ГАЗика» и ДТ-75. Несмотря на то, что в названии стоит цифра 80, первый прототип автомобиля выпустили в 1983 г.

БВСМ-80: гусеницами ГАЗик не испортишь

К слову, первый экземпляр стал последним. Построили его на механическом заводе Мособлздрава в Куриловске. Первые тесты проводили в Битцевском парке в столице, Уланов тогда жил в Чертаново, до «работы», так сказать, рукой подать.

Надо сказать, что первые тесты машина прошла не совсем гладко. Пришлось изменить длину с 5540 мм до 4840 мм. Также выросло и количество катков, их стало 6 вместо 4-х. Военно-санитарный автомобиль был санитарным лишь номинально, никакого медицинского оборудования в нём не было. Хотя медицинский крест считается?

БВСМ-80: гусеницами ГАЗик не испортишь

О ходовой известно, что гусеницы опускались с помощью гидроцилиндров, когда это требовалось, а весь автомобиль при этом предсказуемо поднимался над землёй. По дорогам с твёрдым покрытием машина ехала на колёсном ходу. По пашне, буеракам и прочему бездорожью — на гусеничном. Расход на нём составлял около 100 л на «сотню». Максимальная скорость на шоссе достигала 90 км\ч, на «пересечёнке» — 25 км\ч.

И без того не самый яркий проект сгубила перестройка. В её начале финансирование отозвали, чиновники, отвечавшие за проект, лишились должностей, а сам Уланов слёг с инфарктом. Машина несколько лет прогнила, стоя на месте, позже её распилили на металлолом. Прискорбно, но увы, бывает. Кстати, сама концепция совмещения колёс и гусениц была не нова, над подобными задумками работали за рубежом еще в тридцатых годах двадцатого века.

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.