Улично-дорожная сеть 2019: трансформация в доступную среду

Ранее работу дорожных служб не критиковал разве что ленивый. Но с ходом времени ситуация в Красноярске поменялась, и продолжает меняться в лучшую сторону.

О том, как трансформируется улично-дорожная сеть в доступную среду, и кто способствует этому процессу, рассказывает инспектор муниципального казенного учреждения города Красноярска «Управления дорог, инфраструктуры и благоустройства» Владимир Беляев.

— Какие проблемы в дорожно-транспортной сфере Красноярска касались именно маломобильных граждан?

— Я способен объективно оценить картину происходящего, поскольку находился, скажем так, по разные стороны баррикад. Начиная с 2016 года по май 2018-го был активным общественным наблюдателем в сообществе контролёров над производством работ по обеспечению доступности, а также в комиссиях при приёмке выполненных работ.

С мая 2018 года работаю в управлении дорог и уже вижу эту ситуацию под другим углом. Фактически 400 лет строился город, и никто на протяжении этих лет не думал об обеспечении доступности.

Не помышлял ни о понижении бортовых камней, ни о тактильной плитке, ни о звуковых светофорах, ни о пандусах, ни о лестницах, сделанных по нормативам и удобных для этой группы граждан.

Этого вообще не было. А вот с 2016 года полноценно начались работы по обустройству в городе социальной, инженерной и транспортной инфраструктуры для маломобильных граждан.

Изначально в этом направлении работа продвигалась достаточно тяжело. И подрядным организациям, и строительным фирмам были не понятны наши стремления, замечания и требования. Для них этот термин был чем-то новым и чуждым.

Рейд общественников по улицам Красноярска

Порой из-за не понимания того, что от них хотят, требования по обеспечению доступности они просто воспринимали в штыки. Часто в наш адрес слышали, кому это надо, здесь никто не ходит и прочие отговорки.

Но уже сейчас, в этом году ни один подрядчик, который участвует в проведении ремонтных работ  улично-дорожной сети города, не задал вопросов. Практически все стали понимать необходимость формирования доступной среды.

— Каким же образом удалось донести эту информацию до дорожников?

— Без проявления воли и инициативы и со стороны общественности, и руководства города, возможно, в таких бы масштабах это не происходило.

Только представьте, что первый СНИП регламентирующий доступность был принят ещё в 2001 году. Через шесть лет появился и первый ГОСТ на обустройство тактильно-контрастных указателей или, проще говоря, тактильной плитки для незрячих людей.

Но как я ранее сказал уже, полноценное внедрение и правовых, и строительных нормативов в сам процесс строительства и ремонта улично-дорожной сети началось только с 2016 года.  

А началось с того, что общественность и органы социальной защиты населения стали требовать обеспечить доступ маломобильным гражданам к социально значимым объектам.

У нас же ремонт не проводится для обеспечения доступа к тому или иному управлению соцзащиты населения. Ремонтируются улицы, переулки, дороги и мосты. Поэтому те участки, которые находились на пути к социально значимым объектам, становились доступными и количество их росло.

Уже в 2017 году администрация города приняла решение, что при проведении ремонтных работ, все пешеходные переходы, внутриквартальные проезды, лестницы и даже имеющиеся пандусы должны быть приведены в соответствие с действующими нормативно-правовыми и техническими документами, регламентирующими доступность городской среды для инвалидов и других маломобильных групп населения.

— А были сложности с проектированием и демонтажем сооружений?

— С таким сталкиваемся постоянно. Город построен не на ровной, а на рельефной местности. Самый наглядный пример — спуск по улице Диктатуры пролетариата к Центральному рынку. Там достаточно высокая лестница. 

Когда решался вопрос доступности на данном участке, то вариантов просто не было. Было ясно, что если раскапывать глубоко, то здание телефонной станции с большой вероятностью уйдёт вниз. Поэтому решили оставить без изменений.

Также перекрёсток улицы Московской и Волгоградской, где хотели сделать пандус согласно всем нормативам, но не получилось. Потому что внизу, чтобы удлинить тротуар, пришлось бы нарушить кабельные сети.

Команда общественников проверяет участки улиц после ремонта

Сети городу не принадлежат, работы по переносу этих сетей – контрактом не были предусмотрены. Разыгрывать дополнительный контракт – просто не было времени.

Так что, было принято единственно возможное решение – обустроить пандус по нормативам, применяемым в стеснённых условиях сложившейся застройки.  

Где-то большой оживлённый перекрёсток, где нельзя поставить звуковой светофор, так как будет путаница и незрячий человек не сможет сориентироваться, в какую сторону ему необходимо двигаться.

Некоторые пешеходные переходы – скошенные. И нет технической возможности уложить тактильную плитку в соответствии с правилами. В таких ситуациях мы разрабатываем на каждый такой переход отдельную схему, непонятную для обычных людей, когда тактильная плитка уложена под углом.

И по городу таких участков предостаточно, где помехой выступают то сети, то подпорные стены или расстояние между объектами не позволяет по нормам обустроить пандус, пешеходный переход или лестничный сход.

Но есть ещё один момент, с которым тяжелее всего справиться — разграничение земельных участков. Когда городской муниципалитет выделяет из бюджета средства на ремонт улиц, то не предусматривает ремонтные работы на частных территориях.

Например, по улице Кутузова делали полноценный тротуар. И в одном месте идёт красивый подъём с брусчаткой, который бы по-хорошему выровнять и дополнить пандусом.

Но мы не в праве ремонтировать участки улиц, которые не являются муниципальной собственностью. Поэтому тот участок остался не обустроенным.

— Пытались ли решить этот вопрос на другом уровне?

— К сожалению, нет механизма, с помощью которого бы можно было заставить управляющую компанию или организацию, или частное лицо обеспечить доступную среду.

Конечно, неоднократно и городская, и районная администрации пытались достучаться до таких собственников. Писали письма с просьбами рассмотреть возможность обустройства и принять решение.

Однако тех, кто шёл на уступки, единицы. Чаще к таким призывам многие равнодушны и глухи.

Зачастую барьером на пути к обустройству доступной среды становится и финансовый фактор. Вернёмся к той же улице Мичурина. Дорожники с обеих сторон сделали там удобный для маломобильных граждан пешеходный переход.

Однако по середине проходит линия трамвайных путей, которая является препятствием для нормального проезда колясочников. И именно на этом участке проводить ремонтные работы мы не вправе.

Он находится в ведении другой структуры – Горэлектротранса. А у организации нет денежных средств. Там действительно необходима серьёзная и дорогостоящая реконструкция.

Вот и получается, что инвалид-колясочник может благополучно добраться до середины проезжей части и возвращаться назад – ибо путь через рельсы ему заказан.

А пока организации не проводят капитальный ремонт или реконструкцию, то за ними остаётся право сохранить инфраструктуру в том виде, в котором она присутствует сейчас.

Поэтому нам приходится смотреть, где реально есть необходимость и возможности создать полноценную доступную среду.

— Скажите, всегда ли с первого раза дорожники делают всё, как требуется, или бывают отступления?

— Как показывает практика, серьёзных недочётов уже почти нет. Есть отдельные нюансы, но их дорожники стремятся исправить как можно быстрее. Последнюю проверку проводили на улице Кутузова.

Улица большая, и, если не ошибаюсь, протяженностью свыше 2 км в каждом из направлений. И среди того множества пешеходных переходов и внутриквартальных проездов обнаружили всего 8 мест, где доступность в полной мере не была обеспечена.

Крутой угол уклона в местах перепадов высот выполнили с отклонением от норм. А значит, на инвалидной коляске спуститься ещё можно, а подняться уже нельзя. Уклон должен быть пологим, чтобы проезд на коляске был возможным и комфортным.

Представьте, сколько нужно приложить усилий человеку, чтобы поднять свой вес и вес коляски. Так что подрядной организации было дано предписание о необходимости устранения данных нарушений за свой счёт.

— Сколько объектов общими усилиями удалось обустроить в этом году и где?

— В этом сезоне полностью отремонтировали 15 улиц. Изначально больше всего проблем было на улицах Глинки и Кутузова. Сейчас на этих участках инвалиды и другие маломобильные группы населения могут свободно передвигаться. И это не голословное заявление. Наш общественник – Павел Кравцов самолично протестировал каждый из участков.

Павел Кравцов тестирует съезды на улицах Красноярска

Для того и существует группа общественных контролёров, состоящая из инвалидов на креслах-колясках, куратором которой я являюсь, чтобы наглядно показать подрядным организациям, что и как необходимо делать, и как, в случае необходимости, исправлять.

Радует и то, что даже на объектах, где часть работ не была предусмотрена, всё же провели реконструкцию. К примеру, на пересечении с улицами Волгоградской, Мичурина и Московской добились обустройства — появились пандус, поручни и  обновлённые лестница и остановка.

А скоро на остановке «Мичурина» появятся ограждения. Благодаря тому, что наша команда показала подрядчику, что нужно улучшить, были изысканы денежные средства и пересмотрена смета, а затем сделан ремонт.

Конечно, в городе достаточно мест, где нет не только бордюров, но и как таковых тротуаров. Особенно это касается окраин. Но в этом году охват ремонтируемых объектов получился приличный. В приоритете – не центральные улицы города: Карбышева, Революции, Пушкина, 3-го августа, Глинки, Суворова, Парашютная и другие.

Не остаются вне поля нашего зрения и новостройки. Однако и с ними хватает забот.

— А что же не так в новых районах?

— В Пашенном и Покровском застройщики, обустраивая проезды, далеко не всегда соблюдают требования по обеспечению доступной среды. И вопрос решается только когда дороги передаются городскому муниципалитету. Приходится переделывать дорожные сети и опять же тратить деньги.

На начальном этапе никак форсировать эти события мы не в праве. Мы подведомственны департаменту городского хозяйства. Застройщик же получает землю от департаментов муниципального имущества и земельных отношений и департамента градостроительства.

Когда же все работы на участке закончены и экспертная комиссия принимает объект, то улично-дорожные сети передают нам. Конечно, если говорить про экономию средств, то переоборудование стоит не так уж дорого. Больше проблем доставляет несогласованность с администрацией города ремонтных работ, проводимых ресурсно-снабжающими организациями.

В частности, мы ремонтируем улицы, а через месяц энергетики заходят на плановый ремонт сетей. А дорожные работы далеко не дешёвое удовольствие.

Сколько раз предлагали ресурсо-снабжающим организациям согласовывать эти нюансы и делать единый график. Но воз и ныне там – не идут они на встречу. И причина такого отношения кроется скорее всего в том, что за нарушение графика из-за заминки поставок материалов или переноса срока строительных работ им придётся отвечать перед администрацией города.

Конечно, этого им не хочется. А так у них ордер открыт, и они вольны делать те или иные сдвиги исходя из сложившейся ситуации. Так сказать, не хотят связывать себе руки лишними обязательствами.

— Скажите, а сколько сегодня ваших подопечных участвует в тестировании? Ведь город немаленький.

— Сейчас в команде один незрячий парень и 14 колясочников. Конечно среди них есть те, кто оказывает посильную помощь в районе своего проживания, а есть и активисты. И тут нельзя не отметить заслуги Павла Кравцова.

Он, пожалуй, единственный человек, который безотказно следует в нужную точку города несмотря ни на погодные условия, ни на дальность маршрута. Иногда ему приходится делать не одну пересадку и тратить личное время на дальние поездки ради всеобщего блага.

Он себе модернизировал коляску: приварил крышу и поставил на неё поворотники и маячок. А также установил сигнал от КАМАЗа ради собственной безопасности. Случилось так, что однажды его сбили на проезжей части в тот момент, когда он был вынужден воспользоваться дорожной полосой чтобы доехать до пункта назначения.

Правда, теперь Павел из-за новой конструкции на коляске не может использовать социальное такси и передвигается по городу лишь на общественном транспорте. И именно с ним мы больше всего улиц протестировали.

В прошлом году благодаря стараниям нашей команды отремонтировали участки более чем на 50 улицах. И я очень рад тому, что наконец-то у ремонтно-дорожных организаций появилось более чёткое понимание того, что доступная среда — необходимость, а не каприз отдельных граждан.  Мы к этому шли три года.

Хочется всех представителей отрасли от всей души поблагодарить за понимание и содействие, а также пожелать успехов в работе, стараний выполнять все предписания и нормы, ну и за свой труд получать не только материальные поощрения, но и признательность людей.

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Обсуждение закрыто.

автокран ивановец

Эволюция автокранов «ИВАНОВЕЦ»: встречайте КС-25В и КС-25М

В этом году Ивановский машиностроительный завод «АВТОКРАН» (ИМЗ «АВТОКРАН») представил ...

23.03.2020

40-тонный автокран-подъёмник «Челябинец» «Серия Плюс»

Всё чаще строительные организации стремятся к функциональности грузоподъёмных машин. ...

23.01.2020
Бульдозер Shantui SD 16

Бульдозер Shantui SD 16. Технические характеристики и ...

Сегодня эту марку бульдозеров оснащают силовыми агрегатами Tier IIIb Cummins, Shangchai и ...

23.12.2019
JAC N80

Особенности JAC N80

JAC N80 относится к среднетоннажным автомобилям. Его полная масса составляет 7950 кг, а ...

14.08.2019
SHEHWA SD7N

Бульдозер SHEHWA SD7N

Бульдозер SHEHWA SD7N можно охарактеризовать как одну из популярных в строительной ...

31.01.2019
EarthForce S18

Мини-погрузчик Earthforce S18: мал, да удал

Мини-погрузчик Earthforce S18 оснащён четырёхцилиндровым японским двигателем Kubota / ...

12.10.2018