Финансовый директор ОАО «КАМАЗ»: Кризис. Или новые возможности?

В кабинете нового главного финансиста «КАМАЗа» Андрея Максимова — портрет «легенды отечественного автопрома» Виктора Николаевича Полякова и его вдохновляющая цитата: «Любой медленный вялый труд рождает слабых людей. Только в тяжелых суровых условиях вырабатывается сильный характер и появляются сильные люди». Лучшего эпиграфа к интервью сегодня не придумать.

— Андрей Александрович! Сказать, что экономическая ситуация в стране, в мире сложная — значит ничего не сказать. Как выглядит «КАМАЗ» на этом фоне?

— Несмотря на все сложности, в целом лучше конкурентов. Минувший год был тяжелым, однако доля «КАМАЗа» на рынке даже выросла — как это всегда бывает в кризис. В целом падение рынка грузовиков в России эксперты оценивают на уровне 25-30%. Понятно, что цели и объемы, которые планировались компанией в начале года, не были выдержаны, не удалось выйти на запланированный финансовый результат — сыграли свою роль курсовые разницы. Но, исходя из сложившихся условий, отработали, я считаю, неплохо: благодаря превентивным мерам, которые особенно активно начали внедряться с середины года, 2014-й закончили с положительным финансовым результатом и с реальной прибылью порядка полумиллиарда рублей. По предварительным итогам, за 12 месяцев 2014 года выручка по группе организаций ОАО «КАМАЗ» составит 107 749 млн рублей. Всего реализовано 38,9 тыс. готовых грузовых автомобилей «КАМАЗ», из них на российском рынке — почти 32,6 тыс. единиц, на экспорт — более шести тысяч. 63% — это тяжелые и полноприводные машины. То есть если говорить о продажах автомобилей «в штуках», «КАМАЗ» ощутил падение на уровне 10%.

— «КАМАЗ» всегда переживал все тяготы вместе со страной. Антикризисные меры разработаны Правительством России. А что у нас?

— Конечно, проблемы есть, и существенные: ведь речь идет о компании, интегрированной в мировой автопром, имеющей значительное количество поставщиков, мировых лидеров в производстве импортных комплектующих — естественно, отсюда, с одной стороны, повышение качества и улучшение потребительских свойств нашей продукции, а с другой, как следствие, рост ее себестоимости. Не все успели с реализацией программы локализации производства импортных комплектующих. Но компания подготовилась к этой ситуации, тем более что у руководства немалый опыт работы в кризисных условиях, мы знаем, как вести себя в подобных ситуациях. У нас есть постоянно действующий орган — Комитет по повышению эффективности деятельности, который возглавляет генеральный директор, на регулярной основе, еженедельно обсуждаются контрмеры.

— Хотя бы о первоочередных расскажите.

— Самое главное направление — программа импортозамещения, над чем сейчас активно работают практически все наши руководители, от НТЦ до блока закупок. Задача сэкономить и уйти от «еврозависимости», для чего активизируем работу с отечественными поставщиками, на рынках Юго-Восточной Азии.

— У нас тоже есть резервный фонд?

— Конечно, но свою деятельность можем разделить на текущую и инвестиционную. У «КАМАЗа» есть незыблемые приоритеты: зарплата, налоги, обеспечение конвейера  — производства автомобилей, выполнение этих обязательств непреложно. Волнует инвестиционная часть: проект «Реинжиниринг» замедлился, но он имеет целью создание нового перспективного автомобиля, и, если не вложиться в разработку сейчас, можно отстать… надолго. Руководство компании делает все, чтобы этого не допустить, ведутся переговоры с крупными государственными банками. Эта деятельность осуществляется только за счет привлечения долгосрочных кредитов, но разговор о них, к сожалению, отложен на некий срок, пока предлагаемые условия банков для нас неприемлемы. В конце прошлого года, как известно, «КАМАЗ» получил госгарантии по облигациям, и, кстати, это тоже большой успех — значит, в нас верят. Но сейчас сам российский рынок ценных бумаг просто стоит, поэтому мы пока на нем не размещаемся.

— Есть мнение, что «КАМАЗу» ослабление рубля выгодно. Это так?

— Так и не так. С одной стороны, это действительно укрепляет наши позиции в экспорте — декабрь показал, что здесь можно существенно поправить положение. О другой стороне, связанной с импортными комплектующими, я уже сказал. В этом смысле большая нагрузка ложится на блок закупок: ведь кое-кто из поставщиков, не имея никакого отношения к импорту, в этой ситуации намеренно ловчит, вздувая цены. Конечно, хотелось бы хоть какой-то стабильности на валютном рынке.

— Вы уже произнесли слово «зарплата» — это то, что волнует каждого работника…

— Понятно, что основной источник поступления наших денежных средств — в объеме заказов, объеме продаж. Плюс в том, что мы хорошо знаем российский рынок, знаем, как на нем продавать, используя все наши конкурентные преимущества. Зимние месяцы традиционно были непростыми и в лучшие годы, поскольку наш автомобиль — инвестиционный продукт, обычно ситуация оживляется в марте-апреле. В принципе, руководство компании совместно с профсоюзом делает все, чтобы облегчить камазовцам жизнь: ряд переговоров проводим с городскими торговыми сетями о предоставлении скидок работникам «КАМАЗа». С «Пятерочкой» договорились, что на наш регион распространится действие программы «Спасибо» — бонусы при покупках владельцам сберкарт. Состоялись переговоры с владельцами и руководителями других крупных торговых сетей города. Есть понимание и же лание пойти навстречу камазовцам, предоставить дополнительные скидки на свою продукцию. Работаем с аптеками и даже отдельными заправками. Часть магазинов уже начали предоставлять по предъявлению пропуска, с остальными обсуждаются условия предоставления.

— Два года подряд «КАМАЗ» выплачивал дивиденды своим акционерам — теперь, видимо, об этом не может быть и речи?

— Этот вопрос решают акционеры компании на Общем годовом собрании, я сам — акционер очень миноритарный, в свое время приобрел акции «КАМАЗа» на ваучеры. Но думаю, даже если бы мы завершили год, как планировали, в первую очередь средства были бы направлены на развитие.

— Что вы посоветуете в это трудное время камазовцам — как финансист и чисто по-человечески?

— Сейчас все избегают прогнозов. Работая на «КАМАЗе» с 1988 года, помню, как мы не получали по полгода зарплату. Времена изменились, но это не первый кризис — его тоже надо просто пережить. Да, где-то затянуть пояса, больше работать. Для руководства очень важна поддержка коллектива. Что делать в кризис? Можно сесть и заплакать: теперь все помрём молодыми! А можно действовать, искать новые варианты, что мы и стараемся делать, как компания-производитель реального сектора экономики. Как говорят китайцы, кризис — это новые возможности. И это возможность стать более конкурентоспособными и сплоченными, готовыми к новым победам.

Текст: Ольга Жигульская. Газета «Вести КАМАЗа»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: